Krein
Тяжелое дыхание вырывалось из груди, чувства от только что увиденного кошмара, метались внутри проникая все дальше в самые потаенные уголки разума. Это точно был кошмар, иначе просто быть не могло, однако, попытавшись вспомнить произошедшее, юноша схватился за голову, пытаясь удержать боль вспоровшую сознание. Через минуту боль утихла. Юноша перевел дыхание и осмотрелся. Он сидел на кровати, находившейся, по всей видимости, в старой лачуге. Место ему было не знакомо. Стены были обиты старыми досками, кое-где пропускавшими солнечный свет. В центре комнаты разместилось некое подобие очага: несколько металлических прутьев составляли конус, к которому на крючке был привешен небольшой котелок. Поленья под ним почти полностью прогорели, они тлели, разрушаясь под собственным весом, и лишь изредка по ним пробегал огонек. Входная дверь резко контрастировала со окружающей действительностью, в глаза бросалась качественно скованные металлические засовы и петли. Сама дверь была сделана, скорее, из массивного дуба, нежели из тех смолистых дощечек, которыми были заколочены дыры в стенах.
Попытавшись встать юноша с шумом опустился на край кровати, все мышцы разом ослабли и отказались повиноваться. Это заставило отрешиться от окружающей обстановки и обратить внимание на себя самого, левая рука словно бы лоснилась от сильного загара, кожа кое-где была покрыта мелкими трещинками, костяшки были сбиты, ноги изодраны, по-видимому о колючий кустарник, ран было много, но ни одна из них не могла вызвать этот спазм и приковать к кровати. Продолжая осматривать изрядно потрепанное тело, юноша скользнул взглядом по груди и остановился. Прямо посередине грудной клетки зияла глубокая рана, не менее дести сантиметров в диаметре. Это было жутко наблюдать огромную рано у себя на теле и осознавать, что боли от нее ты совсем не чувствуешь. Пытаясь побороть растущее любопытство, юноша отвел взгляд в сторону, но рука сама потянулась к ране и коснулась ее.
Волна невообразимых картин, боли и отчаяния захлестнула его. Парень изогнулся от невозможности контролировать собственное тело и рухнул на кровать лишенный чувств. Придя в себя он осмотрелся, в комнате ничего не изменилось, только теперь над котелком струился пар в котором уже подходила похлебка. Странным казался и тот факт, что за двумя окнами, стоявшими в противоположных стенах избушки, открывались абсолютно разные картины. Из одного, того, что было рядом с дверью на пол падали приятные лучи весеннего солнца, за вторым же в ночи бушевала вьюга, размеренно постукивая по стеклу поднятыми осколками льда.
Странная тишина не давала покоя. Видно было как дрожит стекло под натиском ветра, но не было слышно ни звука, похлебка, что должна была звучно кипеть тоже молчала, даже поленья в очаге
горели абсолютно беззвучно. Казалось, будто все застыло в ожидании чего-то необыкновенного. Словно громом пронзив тишину ворвался в уши треск веток прямо за дверью. Напрочь забыв о ранах и мыслях парень молниеносно вскочил с кровати и встал в стойку, защищаясь от невидимого противника и готовясь к контратаке. Но ничего не произошло, только вновь вернулись мысли о том, где же он сейчас находится, и что происходит вокруг. Рана на груди почти полностью затянулась, как по волшебству. Однако рубцы не левой руке никуда не исчезли. Вернувшись к реальности и бегло осмотревшись, юноша уставился на дверь и начал медленно и бесшумно двигаться в ее направлении. Что-то белое промелькнуло в окне, быть может это была шаль или же что-то другое из белой ткани, точно сказать было нельзя.
Парню показалось, что кто-то позвал его, тихо, с нежностью в голосе, хотя имя было ему незнакомо , он знал, что звали именно его. Напряжение спало, он выпрямился и сделав шаг к двери коснулся ручки. В этот момент он услышал женский смех, где-то далеко, но ярко и отчетливо. И снова его позвали:
- Крейн…
Дверь поддалась и он шагнул наружу, перед ним раскинулся густой лес, деревья обступили это место со всех сторон. Каждый листочек, каждая веточка вторили женскому смеху и звали его этим странным именем. Солнце поднималось прямо перед ним, за стеной из деревьев, что наполнялась яркими красками от пробивающих листву лучей.
Тихое рычание нарушило вдохновенный полет мыслей, по обе стороны от него стояло два зверя. Два волка, достаточно больших, чтобы свалить его с ног и судя по движениям очень опытных хищника. Тот, что стоял слева, рычал, смотря на него исподлобья, шерсть серебрилась в утренних лучах. Справа стоял темный зверь, он склонил голову на бок, словно бы изучая парня. Медленно шаг за шагом они приближались. Юноша напрягся, ожидая атаки. Когда звери были уже совсем близко, светлый перестал рычать и вышел вперед, смотря прямо в глаза человеку, темный же остановился, словно бы ожидая своей очереди.
Серебристый зверь подошел вплотную, холодным носом коснулся левой ладони и замер, по руке пробежал разряд, словно бы проверяя готовность мышц в любой момент вступить в бой. Волка можно было хорошо рассмотреть, шесть казавшаяся серебристой, вблизи оказалась скорее пепельной и нотками рыжего, и только на концах она была почти прозрачной. Ощутив прикосновение горячего шершавого языка, парень застыл в недоумении, волк зализывал его раны, трещинки затягивались, темные пятна исчезали. Тонкие струйки чего-то темного двигались под кожей, переходя к волку, концы его шерсти потемнели. Рука приобрела здоровый вид, мышцы расслабились, в эту секунду зверь вывернулся и укусил парня за запястье. Оставив яркий светлый след он отскочил в сторону и снова зарычал.
Пытаясь осознать произошедшее воин осматривал руку, рана на запястье расширялась, делаясь все ярке и белее, это был некий состав, густой и в то же время достаточно жидкий, чтобы легко изменять форму. Он окутал пальцы и, почти дойдя до локтя, застыл, окрасившись почти белым цветом с яркой алой полосой, пересекающей руку ровно посередине. Зверь выпрямился и повернув голову в сторону леса, рванулся вперед и скрылся в ветвях. Оставив человека с новообретенной силой и еще одним волком, который так и не сдвинулся с места.
Разрабатывая руку и крутя ее перед глазами, парень усмехнулся, к нему постепенно приходило понимание действительности. В его сознании всплывали картины боя, прошедшего совсем недавно, а на губах ощущался вкус победы.
Сделав выпад и сжав кулак он ощущал растущую силу. Состав расходился в стороны, очерчивая изгиб алой лентой, и принимая форму длинного лука. Лента изогнулась и разделила каждое плечо лука надвое. Ладонь сомкнулась на перекрестии и улыбка застыла на лице. Восхищение обретенной силой, новой, неизведанной. Но куда делся давший ее зверь было не ясно. Юноша опустил руку и лук исчез, оставив на запястье белый браслет и петлей через большой палец. Темный зверь стоявший в стороне и смирно наблюдавший за осознанием новой силы, подошел ближе и склонил голову. Человек, все еще наслаждавшийся подарком, потрепал волка по густой шерсти, несколько волосков остались на руке. Они сплетались, вычерчивая форму и создавая тот же узор. Перчатка, доходившая почти до локтя, не скрывающая пальцы полностью, отливала темным цветом. Воин засмеялся, а волк лишь бросил одобрительный взгляд и, подойдя к крыльцу, лег, положив морду на лапы. Массивный охотничий нож красовался в ладони, сделав пару ловких выпадов парень выпустил рукоятку из рук и нож растворился в переливающейся тьме, а на руке остался точно такой же браслет, только теперь черного цвета.
Поднялся сильный ветер, деревья прогибались под его натиском, зверь завыл, предупреждая о приближающейся опасности. Тучи затянули небо, все вокруг погрузилось во мрак, холодные ледяные осколки били по лицу. Все гудело, и только чуть различимый шепот вторил.
- Крейн.. Солнце.. Зажги его.. Вернись..
Ледяные иглы впивались в тело, но человек выпрямился, и встал раскинув руки.
- Вот зачем мне эта сила, - кричал он глядя в черные небеса. - Я вспомнил! И Вам меня не остановить!
Лук обрисовал руку и яркой вспышкой возник в ладони, темные линии сплели нож, изменяя его форму. Соединив руки, парень зловеще усмехнулся.
- Эту силу, не победить! Я - Крейн! И я пробудился!
Он прыгнул выпуская в небо яркую стрелу, сплетя две силы он пробил завесу и потерял сознание. Последнее, что осталось в памяти, это мягкая спина зверя, смягчившая падение.
Ощутив мягкие пальцы скользившие по волосам, и несколько соленых капель, упавших на губы, парень открыл глаза. Та девушка, что была в лесу, она держала его голову на коленях, и слезы катились по ее щекам. Видимо все произошедшее было лишь сном.
- Я здесь! Я вернулся к тебе. Ты вернула меня. Я с тобой. - проговорил он тихим голосом, рукой стирая теплую слезинку. А на запястье крепко держался браслет с петлей через большой палец.
Крейн закрыл глаза и, улыбаясь, заснул...

@темы: Прекрасный новый мир..